"Угасить
ничто не сможет духа, если хочет
дух быть самим собой и средоточьем
всего, что окружает дух; он создан,
чтоб царствовать."


Байрон, “Каин”

"THE CHILD OF WOLVES"

отрывки из поэмы



НЕСУЩИЙ РАДОСТЬ

Несущий радость – миру зла не причинит,
В душе нашедший рай – поделится теплом.
О таинство любви! О нежности магнит!
О вечности роса на небе голубом!

Я опрокинул явь. Я окунулся в миф.
Я оживил страниц увядшие цветы,
И, ощутив в душе неистовый порыв,
Я землю обошёл под парусом мечты.

Рассыпалась душа на стаи лепестков,
Расплавилось стекло невидимых преград;
Я слышал голоса разбуженных веков,
Я видел игр кровавых варварский парад.

В отчаянной борьбе вселенских грозных сил
Песчинка – человек, течений тёмных раб:
Под ветром, что миры в пучину уносил,
Он гнётся, как тростник, беспомощен и слаб.

И всё же в нём живут прибои алых зорь
И омуты ночей, где Страх сменяет Страсть,
И если в бесконечность устремит он взор,
То с нею ощутит таинственную связь.

И, в поисках любви опасный путь верша,
Он может преступить неведомый предел, –
Чтоб вспенились моря, чтоб расцвела душа,
Чтоб в пламени ветров живой тростник запел.

МИР И ЧЕЛОВЕК

Есть в мире тайные пути,
Что могут в бездну увести;
Порой нам открывает он
Незримых множество сторон.
Стихий несущий круговерть,
Он разделён на жизнь и смерть,
Раздроблен на материки;
Он, как зыбучие пески,
Ловушки страшные хранит,
Которых ад к себе манит...
Как смерти разгадать секрет,
Снять с невозможного запрет?
Как, полюсов нащупав связь,
С потоком времени сроднясь,
Увидеть будущего лик
Сквозь лет грядущих монолит?
Простому смертному они
Не явят вечности огни,
Его мечты не утолят,
Остановив и мысль, и взгляд.
Но каждым действием своим
Мы плоть грядущего творим,
И мир послушно вторит нам:
Даём мы пульс его волнам.
Вдыхая жизненный эфир,
Мы, видя, отражаем мир,
Но каждый миг и каждый час
Мир тоже отражает нас:
В спирали вихрь вовлечены,
Друг в друге мы отражены;
И там, где хрупкая спираль
В незримую уходит даль,
Где время замедляет бег,
Едины мир и человек.
Среди привычных нам дорог
Лежит всего один виток:
И мысли наши, и шаги
Воспроизводят в нём круги.
Для следующего витка
Нужна энергия толчка –
Так, чтоб взлетали корабли,
Одолевая плен земли,
Им гравитации расчёт
Границу скорости даёт...
Из хаоса сотворены,
Мы духу творчества верны:
Творенья продлевая нить,
Способны сами мы творить;
Лишь совершенствуя свой дух,
Выходим мы на новый круг.
Свою инертность превозмочь
Искусство может нам помочь:
Нам внутренний укажет взор
Путь в неизведанный простор.
Мир в дрожи красок воссоздать –
Есть в этом чуда благодать,
Преобразить палитру снов
В игру восторженных тонов
На глади белого холста –
Есть в этом тайны красота,
Коснуться нежных струн, любя,
И в этом отразить себя,
Разбить незыблемую твердь,
Преодолеть тоску и смерть
И с вечным ощутить родство –
Есть в этом счастья торжество!


МИР КАК МОДЕЛЬ

Жизнь необъятна и сложна:
Нам спектра только часть видна,
И тайны, скрытые от глаз,
Волнуют и тревожат нас.
Незримый вихрь нас бросил в мир –
На плаху жизни иль на пир?
Мы, как бильярдные шары, –
Участники чужой игры,
Или, сомненью вопреки,
Мы в жизни сами игроки?
Чтоб разрешить извечный спор,
К науке обратил я взор
И, отточив свой ум, как меч,
Завесу тьмы решил рассечь
И, если не найти ответ,
Пролить на эту тайну свет.
Я мир представил как модель,
В которой есть стрелок и цель;
Условий множество, и в них
Движенья схвачен каждый миг, –
Их зная, можем мы найти
Всю траекторию пути:
Начальный вектор нам даёт
С ним согласованный полёт,
И, если нити все связать,
Движенье можно предсказать.
В расчётах мы должны учесть,
Что внешних сил влиянье есть:
Они стремятся изменить
Пути намеченного нить,
В его вливаются струю,
В мир волю привнося свою.
Я их законы разгадал
И ряд полётов воссоздал,
Чтоб опыт с формулой сравнить
И новый метод оценить.
Моя модель на первый взгляд
Давала точный результат,
Но был в теории предел –
За ним игрой я не владел.
Я совершенствовал стократ
Своей науки аппарат,
Меня он к цели приближал,
Но мир в пределе искажал.
Я был в отчаянье: ужель,
Как ни отточена модель,
Как её схема ни сложна, –
Она не может быть точна?
Мой ум насмешкою дразня,
Мои надежды хороня,
Меня преследовал злой рок;
Я примириться с ним не мог:
Вновь, целью одержим одной,
В часы бессонницы ночной
Над формулами бился я, –
Увы, теория моя,
Как совершенна ни была,
К неточности всегда вела...
В жестоком споре проиграв
И поражение признав,
Я понял: в этом отражён
Единства мировой закон;
Я понял: малое звено
С Великим связано в одно,
И нет возможного пути,
Чтоб эту связь на нет свести.
Поэтому расчёт любой
Даёт в эксперименте сбой:
Модель, которая полна,
Самой Вселенной быть должна,
А если схему упростить,
В ней всех сторон не охватить;
И если б я хотел взглянуть
На истинный песчинки путь,
То на вершину бытия
Подняться должен был бы я...
Когда открыл я эту грань,
Трудам наук я отдал дань:
Несёт в себе любой закон
Одну из вечности сторон;
Жизнь спрессовав в единый пласт,
Ей схема приближенье даст.
В науке есть свой произвол:
Реальность – не бильярдный стол,
И человек – на нём не шар,
И встреча с миром – не удар...
Модели логики просты,
Но есть в них верные черты:
Пока луч жизни не погас,
Начальный импульс бьётся в нас,
Движенья порождает шквал
В нас жизненный потенциал,
И как пружины жёсткой сталь –
В нас страсти сжатая спираль.
Пусть парусами наших крыл
Играют ветры внешних сил –
Неисчерпаем и могуч,
В нас воли жив горячий ключ:
Его источник огневой
Нас в час спасает роковой,
Струёй живительной воды
Нас защищает от беды.
Живого пламени полны,
Мы для полёта рождены;
Наш Путь и то, что дал нам Бог,
В один слагаются итог.
А жизнь, наполнив до краёв
Простор вселенских берегов,
Рекой безудержной течёт:
Ей чужды схема и расчёт,
Ведут лучи её дорог
За бесконечности порог...
В потоке хаоса и тьмы
Себе опору ищем мы,
Жизнь как систему сознаём
И в ней порядок создаём..


МОСТЫ НАД ВЕЧНОСТЬЮ

Магнитный шар – над плоскостью стола,
Вокруг – приборы, призмы, зеркала,
Столбцы расчётов и колонны книг...
Как много дней провёл я среди них,

От взоров недоверчивых таясь!
И с внешним миром прерванную связь
Возобновляло лишь одно звено –
В простор небес смотрящее окно...

В моём окне – созвездий витражи.
Пути планет укажут чертежи.
Я изучил движение светил,
Прочёл их свет и формул сад взрастил.

Связал в одну я нити всех наук
И мыслью очертил Единый Круг.
Я понял, звёздный разложив пасьянс,
Когда удачи нам даётся шанс,

Какие силы к нам благоволят,
Какие бури их ветра сулят.
Я отблески грядущего искал –
Я их нашёл за гранями зеркал:

Сливаясь, отражённые лучи
От страшных тайн давали мне ключи...
О звёзды – властелины высоты!
Я возводил над вечностью мосты,

Я находил незримые пути
Свои мечты до Бога донести;
Я смог мгновений бег предвосхитить
И Мысль свою в грядущем воплотить.

Я дремлющие силы пробудил,
И разум мой стихию породил,
А чтобы души этот вихрь увлёк,
Я в форму слов пророчества облёк,

И чтоб мой вещий голос не затих,
Я мысли перелил в сосуды книг.
О звёздные мгновенья торжества!
Когда рождались хрупкие слова,

Я чувствовал, как юноши рука
Касается поблёкшего листка
И, связанные тайной неземной,
Мы говорим: я с ним, и он – со мной...

АРГОНАВТЫ КОСМИЧЕСКОЙ ЭРЫ

Я слышу сигналы от каждого знака
Бессмертных созвездий в кругу зодиака.
Корабль мой, как меч обнажённый, сверкает
И волны бескрайних пространств рассекает.
Минуя опасностей грозные сети,
Отважны, как боги, упрямы, как дети,
Хранимые дальним сияньем Венеры,
Плывут аргонавты космической эры.
Им путь преграждают планет исполины,
Из вечного холода – вечные льдины;
И камни – небесного гнева посланцы,
Дожди смертоносные в огненном танце
Кружатся во тьме феерическим роем,
Но яростный смерч их не страшен героям –
Кочевникам неба – межзвёздной пустыни,
Паломникам к месту великой святыни.
Забытые в чёрном космическом поле,
Застывшего времени мёртвом расколе,
Укрытые хлопьями звёздной метели,
Хранят они верность намеченной цели.
В ночи, где алмазами светятся дали,
Где млечных галактик мерцают спирали,
В кругу, где сошлись хороводом светила,
Таится источник магической силы.
К его золотому чертогу стремится
Корабль одинокий – могучая птица,
И я, повинуясь неведомой воле,
Спешу оказаться в его ореоле.
Что встретит меня за священным порогом?
Объятия смерти? Свидание с Богом?
Отдавшись таинственной страсти прибою,
Останусь ли я в этом круге собою?
Я правды представить себе не решаюсь,
Но с каждым мгновеньем к черте приближаюсь –
Мой пульс, измеряющий жизни теченье,
Всё чаще в тревожном звучит нетерпенье.
И берег покинутый я вспоминаю,
Где сердце мне полнила радость земная,
Симфонии звёзд там лишь эхом казались,
Лишь искрами в волнах ночей отражались.
Теперь надо мной бесконечности крылья
И звёздных дождей золотое обилье,
И светлая музыка далей туманных,
И тайны миров, незнакомых и странных;
Я вижу прекрасные, дивные луны,
И в сердце рождаются новые струны,
И память всё тише звучит, засыпая,
И я на неведомый берег ступаю...

13 4
Бесплатный хостинг uCoz